RU EN
+7 495 543 7643

Будущее налогообложения нефтегазовой отрасли обсудили участники Московского финансового форума


Пресс-секретарь
VYGON Consulting
БЕССАРАБЕНКО Юлия
тел. +7 495 543 7643
моб. +7 916 263 3622
press@vygon.consulting

27.09.2016

Выработку оптимальных параметров будущей налоговой системы в нефтегазовой отрасли, формируемой с завершением налогового маневра и введением налога на дополнительный доход при добыче углеводородного сырья (НДД), обсудили участники профильной панельной дискуссии на Московском финансовом форуме 23 сентября.

Управляющий директор VYGON Consulting Григорий Выгон выступил модератором сессии, в которой приняли участие директор департамента налоговой и таможенной политики Минфина России Алексей Сазанов, руководитель проекта «Эффективная налоговая политика» фонда «Центр стратегических разработок» Сергей Шаталов, первый заместитель генерального директора ПАО «Газпром нефть» Вадим Яковлев, генеральный директор ОАО «Зарубежнефть» Сергей Кудряшов, председатель совета директоров АО «Руспетро» Александр Чистяков, заместитель председателя концерна «Шелл» в России Игорь Игнатьев.

Сложившаяся налоговая система крайне нестабильна, а из-за многочисленных льгот ее фундаментальное реформирование крайне затруднено, отметил, открывая дискуссию, Григорий Выгон. При этом нефтегазовая отрасль является основным источником доходов федерального бюджета, поэтому любые изменения системы налогообложения могут иметь серьезные последствия. С 2015 года в нефтяной отрасли осуществляется налоговый маневр, заключающийся в поэтапном снижении экспортных пошлины с компенсирующим увеличением НДПИ. Кроме того, в настоящее время на стадии согласования находится предложение Минфина России по введению НДД при добыче углеводородного сырья для новых и зрелых месторождений с отменой методики предоставления льгот по экспортным пошлинам.

Участникам круглого стола были предложены для обсуждения и выставлены на голосование аудитории четыре блока вопросов:

  • Каков самый существенный недостаток действующей налоговой системы (ДНС)?
  • Нужно ли отменить экспортные пошлины на нефть и нефтепродукты?
  • Каковы перспективы налога на добавленный доход (НДД)?
  • Каковы перспективы льгот в ДНС?

С 2002 года по настоящее время в налоговую систему нефтегазовой отрасли вносилось очень много изменений, отметил Г. Выгон, что свидетельствует о постоянном недовольстве как со стороны Минфина, так и компаний. Сегодня реформы продолжаются и уже пришли, считает он, к заключительной фазе с точки зрения понимания конечного результата.

Первый вопрос модератора о достоинствах и недостатках ДНС был обращен к С.Шаталову, под руководством которого и проводилась налоговая реформа на протяжении последних 20 лет. Сейчас, по словам уважаемого экономиста, мы имеем очень разветвленную, разнообразную систему льгот по самым разным признакам – по качеству нефти, по географическому расположению месторождения (ТрИЗ на морском шельфе, в Восточной Сибири или Якутии и т.д.). «Получается, что выбрана очень ручная система налогообложения нефтяной отрасли, это приводит к тому, что управлять такой системой, добиваться, чтобы она была прозрачная, без коррупционных рисков невероятно сложно», - подчеркнул С.Шаталов.

Сейчас, по его мнению, стоит задача от ручного управления перейти к правильной, разумной системе, которая бы учитывала особенности отдельных лицензионных участков и месторождений, что способен сделать НДД. «Мне кажется, что в этом случае предлагаемый Минфином РФ переход для гринфилдов на НДД - очень разумная вещь, - отметил он. - Надо подумать, как это лучше ввести для браунфилдов, и двигаться в этом направлении». С.Шаталов выразил надежду, что в реализации налогового маневра будет поставлена точка в 2017 г. с последующей его небольшой балансировкой для избежания негативных последствий в дальнейшем.

Первый заместитель генерального директора ПАО «Газпром нефть» Вадим Яковлев в своем выступлении отметил в качестве проблемы ДНС высокую долю налогов (НДПИ и пошлина). Это приводит, по его словам, к тому, что «значительная часть запасов, которая до фискального раздела была рентабельна с учетом вмененных налогов оказывается за гранью рентабельности». «По нашим оценкам, в масштабах отрасли — это около 5 млрд т запасов, не вовлеченных сейчас в разработку. Единственным системным решением, которое мы видим, является переход на НДД, режим которой проще администрировать», - подчеркнул В.Яковлев. По нижним границам очень скромного темпа вовлечения этих запасов в разработку, это составляет 50 млн тонн в год, что можно оценить в порядка 400 млрд рублей в год. Он также отметил, что при принятии решения о введении системы НДД с 2018 года, рассчитывать, что она будет реально внедрена можно только с 2021-2022 гг., так как 3-4 года уйдет на апробацию. «Потенциал задержки принятия этого решения в год можно оценить в сотни миллиардов рублей», - подчеркнул В.Яковлев.

«Что мешает Минфину РФ прислушаться к тому, что говорит отрасль в части прироста рентабельных запасов, вовлечения в разработку дополнительных месторождений, уже открытых залежей, которые сегодня не вводятся», - обратился с вопросом модератор дискуссии Г.Выгон к представителю Минфина РФ А.Сазанову.

«Конечно, сегодня существуют месторождения, которые нерентабельны по сегодняшней системе налогообложения, к сожалению, так оно и есть, - ответил А.Сазанов, - но я хотел бы обратить внимание, что льготы не могут носить индивидуальный характер, если мы при вовлечении этих месторождений дадим так же льготу по тем месторождениям, которые сейчас разрабатываются и без нее, мы вовлечем, конечно, в разработку запасы, но вопрос в том, сколько мы потеряем… Поэтому, когда мы говорим о тиражировании НДД на всю отрасль, это, безусловно, для бюджета своего рода авантюра. При этом, замечу, что та система, которая сейчас есть, обеспечивает 4 трлн дохода, несмотря на то, что они существенно сократились с падением цен на нефть». Минфин при этом, по словам А.Сазанова, совершенно не отрицает, что мере истощения месторождения, нарастания обводненности, снижения производительности скважин, неизбежно будет расти себестоимость добычи и необходимо будет экспериментировать, прибегать к более широкому введению НДД, чем планируется сейчас. «В данный момент этот режим нужно оттачивать на небольшом количестве месторождений, пилотов, - заявил А.Сазанов. – Это задел на будущее, имеется в виду, конечно, неминуемый процесс нарастания себестоимости».

Представитель «Шелл» Игорь Игнатьев в свою очередь отметил, что в условиях волатильности цен на рынке, сложности проектов, растущих капитальных затрат, возрастает конкуренция между странами. Это не очень принимается у нас во внимание, подчеркнул он. «В России с момента введения второй части налогового кодекса за последние 20 лет внесено 400 поправок федеральных законов, свыше 200 поправок в НДПИ. Правила меняются постоянно, причем и Правительство, и Минфин зачастую просто не считают нужным держать свои обещания», - отметил он. Ключевым правилом, по мнению И.Игнатьева, должна быть стабильность налоговой системы и следование своим обязательствам.

Следующий вопрос модератора был обращен к С.Кудряшову, генеральному директору ОАО «Зарубежнефть» и бывшему заместителю министра энергетики, по сути инициировавшему налоговую реформу предложением системы 60-66-90-100 (первый налоговый маневр). «Насколько сегодняшние маневры продолжают логику реформы 2011 года, надо ли обнулять экспортную пошлину или это решение не самое эффективное?» - задал вопрос Г.Выгон.

По словам С.Кудряшова, когда принималось решение о реформе 60-66-90-100, исходили не из финансовых вопросов, а из целей, которые стояли перед нефтяной отраслью (пробел в добыче, необходимость повышения привлекательности инвестиций в действующие месторождения, стимулирование глубокой переработки). «Говорить о том, что сегодня одномоментно надо полностью отказаться от льгот, сделать отрицательные акцизы – это очень важный момент, который надо чувствительно просчитать на всех моделях с данными чуть ли не по каждому заводу, что делалось в 2010-2011 гг., и понимать, каких целей мы хотим достичь», - отметил С.Кудряшов. «Все-таки налоговый режим – это инструмент для достижения целей, он не может жить отдельно», - подчеркнул он.

А.Сазанов подтвердил идею Минфина РФ отказаться от экспортной пошлины на нефть и нефтепродукты. «По нашему мнению, это финальный шаг, который поможет окончательно решить проблему с некачественными заводами, с одной стороны, с другой стороны, он подсветит ту таможенную субсидию, которая есть и которую мы отдаем нашим коллегам по ЕАЭС», - отметил он.

Отвечая на вопрос Г.Выгона, какие шансы, что НДД запустится с 2018 года, А.Сазанов ответил: «Дополнительный аргумент перехода на НДД – это вовлечение все большего количества льготируемых запасов в разработку, переход на НДД неизбежен, потому что со временем терять бюджету будет уже просто нечего, настолько разнообразные льготы и хитры компании, они просто найдут способ уходить от тех базовых ставок, который сейчас установлены».

Председатель совета директоров АО «Руспетро» Александр Чистяков рассказал об опыте своей компании, которая работает на ТрИЗах (тюменской свите), пользования льготами по НДПИ и экспортной пошлине. «У нас есть право по экспортной пошлине, которое мы пока реализовать не можем, - ответил А.Чистяков, - потому что все прекрасно знают, что это достаточно длительная процедура. Пока мы пытаемся ее реализовать, эффект от этой льготы стремительно уменьшается. Если, например, в 2016 г. мы могли бы сэкономить с этой льготой 13,5 долл./барр., то уже в 2017 г. – это будет 10 долл./барр.».

Льгота по НДПИ, по его словам, безусловно, необходима для таких низкопроницаемых коллекторов, который мы разрабатываем, в противном случае они бы не имели никакой экономической целесообразности. «Но опять же при текущей цене на нефть, даже при 80% льготе, это примерно 5-6 долл./барр. дополнительно, - пояснил А.Чистяков. – 25-30% это приятное дополнение, но с точки зрения денежного потока при сегодняшних ценах на нефть это не такая большая надбавка с учетом значительно больших затрат на обнаружение и на разработку скважин». «Что касается перехода на НДД, - отметил он, - те подходы, которые сейчас обсуждаются, создает для нас больше рисков, потому что ключевая составляющая – это борьба за себестоимость». Сложившаяся в отрасли налоговая ситуация, по его мнению, это отражение взаимного недоверия – Минфина к отрасли и отрасли к регулирующим органам.

В заключение обсуждения модератор подвел итог голосования аудитории зала, при этом 60% опрошенных назвали самым существенным недостатком нестабильность налогового режима. По вопросу отмены экспортных пошлин большинство в зале высказалось за их сохранение в соответствии с параметрами 2017 г. (30%), тогда как за отмену одномоментно с 2018 г. при компенсациях НПЗ и потребителям РФ проголосовали 16,67%. Одинаковое количество поддержало распространения НДД на пилотные проекты, и столько же распространение на большую часть добываемой нефти, за счет гринфилдов, таким образом, ожидания у отраслевого сообщества, согласно голосованию, заметил модератор, видятся вполне позитивными. При ответе на последний вопрос – каковы перспективы льгот в ДНС – нашли отражение две позиции: с одной стороны, 33,33% высказались за то, что льготы не обоснованы, их эффективность неочевидна и администрирование затруднено, но 33,33% считают, что и в ДНС и при НДД понадобятся льготы.

«В целом ответы достаточно предсказуемы, - заметил Г.Выгон, подводя итоги. – Реформа идет, есть, конечно, вопросы к стабильности, к предсказуемости, но она, думаю, идет в правильном направлении. Сегодня работа идет достаточно конструктивно. По крайней мере, Минфин слушает компании, они слышат, что говорит Минфин, и есть шансы, что к 2018 г. по НДД и по экспортным пошлинам у нас все будет зафиксировано законодательно».

Галерея





Эксперт

Управляющий директор, к.э.н
Вернуться к списку