RU EN
+7 495 543 7643

Forbes: «Почему госкомпаниям не интересны инвестиции в цифровую энергетику» – колонка старшего консультанта VYGON Consulting Николая Посыпанко


Руководитель по связям с общественностью
VYGON Consulting:
БЕССАРАБЕНКО Юлия
тел. +7 495 543 7643
моб. +7 916 263 3622
press@vygon.consulting

10.12.2018

Ежегодные инвестиции в российскую электроэнергетику составляют около 500 млрд рублей. Львиная доля вложений приходится на госкомпании. Так, "Россети" тратят на обновление и строительство электросетей более 200 млрд рублей, "Росатом" - около 160 млрд рублей. Еще 100 млрд рублей в год направляют теплогенерирующие компании для поддержания и строительства мощностей.

Компании направляют на обновление фондов значительные средства, но успехи в научных разработках и инновационном развитии остаются скромными. Так, "Россети" в 2017 году потратили на всю программу НИОКР 1 млрд рублей, "РусГидро" - 0,4 млрд рублей, "Интер РАО" - 0,2 млрд рублей, "Газпром энергохолдинг" - 0,35 млрд. рублей. В сумме это 2,5 млрд. рублей, а в среднем - около 0,1% выручки и не более 1% от прибыли. Больше всего на инновации и цифровую энергетику тратит лишь "Росатом" (4,5% выручки).

Однако расходы отечественных компаний на науку отстают примерно в 20 раз от зарубежных компаний-аналогов. Так, французская EDF тратит на исследования 20% от прибыли, испанская Iberdrola - 10%, шведский Vattenfall - 6%, канадская Quebec Hydro - 5%.

Недостаток инвестиций у российских крупных игроков энергорынка во многом обусловлен сильной монополизацией экономики вкупе с особенностями тарифного регулирования. И хотя главной задачей энергореформы было именно создание конкуренции в отрасли, компании, появившиеся в ходе реструктуризации "РАО ЕЭС России", оказались на практике в условиях, близких к монопольным.

В какой-то степени это связано с тем, что электрические сети монопольны по своей экономической природе, и сбытовые компании прочно удерживают свои рынки через привилегии статусов гарантирующих поставщиков. А генерирующие компании защищены от конкурентов чрезмерным государственным контролем над оптовыми ценами на электроэнергию. Из-за социальной ориентированности механизма управления ценами на рынке электроэнергии, технологии становятся не важны - будь то возобновляемая энергетика, парогазовый блок или накопитель электроэнергии, а новые инвестиции окупаются лишь в случае, если получают премиальные механизмы гарантирования инвестиций от правительства.

Если монополии не угрожает быстрая потеря клиента, а тарифная система ограничивает любые расходы и изымает "лишние" доходы, то у компаний не появляется и стимулов для повышения операционной эффективности и в наращивании конкурентоспособности с помощью инвестиций в НИОКР.

Население не выходит на рынок

Яркий пример барьера для цифровых инноваций - это запрет на покупку энергии для населения у любых сторонних организаций, кроме назначенных государством гарантирующих поставщиков. Цена на услуги и конечный тариф для населения регулируется антимонопольной службой и региональными властями. Тарифы индексируются в пределах инфляции, за что доплачивает бизнес, и таким образом решается задача социальной защиты населения. А конкуренции за потребителя электроэнергии между энергосбытами, банками и ритейлерами так не возникло, как это произошло, например, в США или Великобритании, где электроэнергию продает даже Marks&Spencer.

В отечественной энергетике сильнее всего монополизирован розничный сегмент. Гарантирующие поставщики и теплоснабжающие организации контролируют 100% поставок электроэнергии и тепла населению и малому бизнесу. Но приносящие быструю отдачу цифровые инновации нужны прежде всего для работы с миллионами розничных клиентов для повышения эффективности обслуживания, синергии запуска смежных клиентских сервисов, повышения финансовой прозрачности платежей и др.

Цифровизация может помочь разрешить и более острые проблемы, например, с неплатежами за электроэнергию на Северном Кавказе. Электросети Чечни и Дагестана ежегодно недополучают около 7 млрд рублей за счет коммерческих потерь электроэнергии, а сбытовые компании списывают на убытки еще 7 млрд рублей сомнительной задолженности. В этих двух регионах насчитывается около 1 млн точек учета электроэнергии, и постановка цифровых счетчиков в этих двух регионах, по нашим оценкам, стоит около 15 млрд рублей - примерно столько же, сколько республики теряют ежегодно.

Тариф на цифровизацию

На фоне отсутствия интереса отраслевых игроков к умным энерготехнологиям правительство разрабатывает федеральную программу "цифровой" энергетики. В ближайшие годы чиновникам предстоит утвердить множество платформ, концепций, архитектур, принципов, стандартов отчетности и реестров. Одним из путей внедрения инноваций может выступить даже консолидированный отраслевой заказ.

Но чтобы цифровизация действительно стала востребованной, инвестиции в НИОКР должны снижать налоговую и дивидендную нагрузку, а система регулирования тарифов – органически требовать от компаний внедрения эффективных инноваций. В результате участники рынка будут заинтересованы в росте операционной прибыли не за счет включения инвестиций в тарифы, а через снижение издержек за счет применения разного рода инноваций - как промышленных, так и цифровых.

Энергетике нужен новый сигнал на снижение затрат - сильный, прозрачный и долгосрочный. В противном случае, желаемая цифровизация может превратится в виртуальную красивую идею, которая не сработает.

Автор - старший консультант VYGON Consulting Николай Посыпанко
Полный текст колонки - на сайте Forbes




Эксперт

Cтарший консультант
Вернуться к списку