RU EN
+7 495 543 7643

РБК: Алексей Жихарев о причинах ажиотажного роста интереса инвесторов к российской ветроэнергетике в 2017 году


Пресс-секретарь
VYGON Consulting
БЕССАРАБЕНКО Юлия
тел. +7 495 543 7643
моб. +7 916 263 3622
press@vygon.consulting

03.07.2017

В 2017 году на конкурсный отбор проектов по строительству объектов энергетики, использующих возобновляемые источники энергии (ВИЭ), было подано 78 заявок на строительство ветропарков. Было отобрано 43 проекта общей установленной мощностью более 1651 МВт. Это почти в три раза больше, чем в прошлом году: тогда конкурсный отбор прошли всего 610 МВт. Такое оживление позволяет говорить об изменении отношения инвесторов к этой до сих пор слабо развивавшейся в России отрасли. Важную роль сыграли консолидация инвесторов, производителей оборудования и девелоперов, а также смягчение требований к использованию отечественного оборудования и внедрение механизма защиты инвестиций от валютных рисков.

Стимулы и барьеры

В 2013 году на российском оптовом рынке электроэнергии появился механизм поддержки ВИЭ-энергетики, предусматривающий гарантированный возврат инвестиций в строительство солнечных, ветровых станций и малых ГЭС посредством договоров о предоставлении мощности (ДПМ). По таким договорам все оптовые потребители платят за мощность объектов возобновляемой энергетики по повышенным в сравнении с традиционной генерацией ставкам. Для ограничения этих платежей правительство установило предельные уровни капитальных затрат на строительство ВИЭ-станций. Дополнительное сокращение денежной нагрузки на потребителей достигается за счет отбора проектов на конкурсной основе. Побеждают проекты с наименьшей стоимостью.

Сразу после принятия этого механизма поддержки ВИЭ специалистам было очевидно, что ключевыми для инвесторов станут требования к месту происхождения оборудования. И если с проектами в солнечной энергетике ситуация была в целом понятной - в то время уже несколько компаний производили панели на территории России, - то с ветроэлектростанциями (ВЭС) все было намного сложнее. Развернуть производство высокотехнологичного оборудования за столь сжатые сроки было нереально.

Другим существенным барьером был заниженный уровень предельных капитальных затрат (почти вдвое ниже уровня, установленного для солнечных электростанций - 65,8 тыс. руб. за 1 кВт для ВЭС и 116,5 тыс. руб. за 1 кВт для СЭС).

В 2015 году к данным проблемам добавились финансовый кризис и западные санкции, в результате многие компании приостановили реализацию проектов. Однако основной проблемой для ветряной генерации все эти годы было то, что производители оборудования не видели достаточно серьезных инвесторов в ветропарки, готовых размещать заказы на поставку оборудования с гарантированной оплатой. Проекты в основном были представлены девелоперами, которые не имели собственных финансовых средств.

К 2017 году Минэнерго и участникам рынка совместными усилиями удалось снять основной набор проблем, мешающих развитию ВИЭ в России. С 2015 года в нормативно-правовую базу были внесены важные поправки. Они предусматривали снижение обязательной доли отечественного оборудования (с 55% для объектов, заявленных к вводу в эксплуатацию в 2015 году и до 25% - в 2016 году), а также увеличение предельных уровней капитальных вложений. И, что крайне важно, заработал валютный коэффициент, позволяющий инвесторам индексировать уровни затрат с учетом колебаний валютного курса.

Консорциумы

В 2016-2017 годах был достигнут определенный консенсус между производителями оборудования и девелоперами/инвесторами. Стали формироваться консорциумы, в рамках которых крупные энергокомпании и производители оборудования брали на себя определенные обязательства.

Первым в такой конфигурации на рынок вышел "Росатом" с проектной компанией "ВетроОГК", заключивший лицензионное соглашение с производителем ветротурбин Lagerwey. Таким образом, в рамках одного холдинга объединились и производитель, и потребитель оборудования. Позже похожая схема была реализована в рамках консорциума "Фортум" - "Роснано" - "Силовые Машины" и других компаний. Таким образом, в 2017 году на рынке была достигнута критическая масса проектов, с которыми стало возможным участвовать в конкурсном отборе проектов ВИЭ.

Указанные факты и относительно стабильные экономические и политические условия вызвали конкуренцию среди инвесторов за право строить объекты ветрогенерации и получать стабильную доходность на вложенный капитал. По нашим расчетам, доходность акционерного капитала в таких проектах может находиться в диапазоне 16-24% и более. Для инфраструктурных проектов это очень привлекательный уровень. В условиях задержки с решением по модернизации тепловой генерации иных эффективных инвестиционных идей, кроме как ВИЭ, в российской электроэнергетике пока нет.

Конкуренция

Надо отметить, что по проектам со сроком ввода в 2021 и 2022 годах заявки превышали разыгрываемые объемы почти вдвое. За то, чтобы получить право на строительство ветропарков, боролись "Фортум", "Энел Россия" и "ВетроОГК". Инвесторы вынужденно сокращали заявленные капзатраты, снижение составляло до 30% от предельно допустимых уровней. Такая динамика ценовых заявок в итоге приведет к совокупному сокращению оплаты по ДПМ более чем на 15% и, соответственно, уменьшению нагрузки на потребителей. В 2014 году похожая конкуренция наблюдалась в сегменте солнечной генерации.

Пока, конечно, существуют определенные риски относительно того, как будут строиться отобранные объекты. Напомню, что требования к локализации оборудования будут вновь повышены: с 2019 года доля оборудования, произведенного в России, должна составлять не менее 65%. Но пока производство оборудования для ветроэнергетики в стране отсутствует: все проекты находятся на стадии проработки или обсуждения. Однако появление на рынке крупных корпораций дает основания полагать, что обещанные ВЭС будут построены. Возможно с небольшой отсрочкой, благо текущие правила рынка это позволяют.

Можно сказать, что ажиотаж с инвестициями в проекты ВИЭ сигнализирует о наступлении оттепели в российском инвестиционном климате. Инвесторы, в том числе иностранные, возвращаются в нашу энергетику. И что особенно важно, это стратегические, а значит, долгосрочные инвестиции, ведь срок возврата инвестированного капитала по ним рассчитан на 15 лет.

Полный текст статьи: http://www.rbc.ru/opinions/business/30/06/2017/595643f89a79470a326d02e1




Эксперт

Директор по электроэнергетике, к.э.н.
Вернуться к списку