RU EN
+7 495 543 7643

«Энергия без границ»: Николай Посыпанко об итогах программы ДПМ ТЭС


Руководитель по связям с общественностью
VYGON Consulting:
БЕССАРАБЕНКО Юлия
тел. +7 495 543 7643
моб. +7 916 263 3622
press@vygon.consulting

14.04.2020

Программа обновления мощностей по ДПМ, безусловно, получилась масштабной. По объёму и интенсивности вводов она сопоставима с ударными пятилетками 1970-х в СССР, когда ежегодно вводилось по 5–6 ГВт мощностей тепловой генерации. За счёт ДПМ достигнута внушительная экономия потребления топлива в энергетике: если учитывать также прирост выработки АЭС, это порядка 22 млрд м3, или около 10% экспорта трубопроводного газа. За счёт обновления 30 ГВт мощностей средний возраст тепловой генерации удалось удержать в пределах 34 лет.

Из проблем нельзя не отметить упущенную возможность модернизировать отечественное энергомашиностроение – основными производителями газовых турбин в ДПМ стали немецкая Siemens, американская GE и итальянская Ansaldo. Сейчас это создаёт сложности для многих компаний в организации сервиса: оказалось непросто создать альтернативу дорогому официальному обслуживанию, ещё сложнее – заменить запасные части. Другой эффект принятого десятилетие назад решения – фактическое отсутствие российской газовой турбины. Почти половина – 17 ГВт мощностей программы модернизации – уже разыграны, но в активе только два ПГУ-проекта, один из которых использует нелокализованную турбину Siemens.

Кроме того, ДПМ стал своеобразным тормозом организационного развития оптового рынка. Поскольку в 2014–2019 годах ДПМ «успокоил» генераторов значительным денежным потоком, они, как, впрочем, и органы власти, минимум усилий и внимания направили на системное развитие конкурентного рынка мощности (КОМ). Регулятор тогда стремился ограничить плату за мощность уровнем эксплуатационных издержек электростанций. В результате цена КОМ в 1-й ценовой зоне снижалась, что, по сути, остановило сколь-нибудь значимые инвестиции в модернизацию старых мощностей для большинства компаний.

Не было предпринято серьёзных попыток установить связь между характеристиками кривой спроса на мощность (ценовыми точками) и стоимостью запуска новой генерации при возможном достижении дефицита. Даже несмотря на дополнительный к инфляции 20%-й рост ценовых точек на отборе 2022–2024 годов, КОМа в обозримом будущем хватает только на капитальные ремонты. Сегодня запуск новых эффективных ПГУ, как и любых других видов генерации, без специальных мер поддержки возможен только в автономии от оптового рынка и ЕЭС. И это с учётом множества спорных дисбалансов в механизме проведения КОМ, играющих на рост цены, – и высокие нормы резерва, и не отражающие реальных режимных ситуаций прогнозы спроса на мощность, и неполный учёт генерации потребителей, и невозможность интегрировать ресурсы управления спросом по меньшей мере до 2026 года.

При принятии решений о новых механизмах обновления генерации и развития электроэнергетики нельзя забывать о мировых технологических трендах, которые уже пришли или завтра придут в Россию: это растущая роль рынков системных услуг, снижение цен РСВ за счёт сложно предсказуемой, но бесплатной выработки ВИЭ, рост доступности Li-ion-накопителей, а также развитие технологий управления гибкой нагрузкой потребителей demand response. Важно обеспечить открытость оптового рынка к новым технологиям. Но ещё важнее разработать механизмы долгосрочного развития энергосистемы, которые обеспечат эффективность управления сетями и генерацией и, как следствие, приемлемые для потребителя цены.

Только в таком сценарии ЕЭС останется тем, чем она пока преимущественно является – рациональной системой доставки электроэнергии конечному потребителю, и не превратится в навязанную государством и госкомпаниями дорогую инфраструктуру, от которой нельзя отказаться.

Полный текст колонки – в pdf-версии журнала «Энергия без границ».





Эксперт

Cтарший консультант
Вернуться к списку