RU EN
+7 495 543 7643

«Нефть и Капитал»: «Эксперимент по переходу на НДД: необходима объективная оценка эффективности пилотных проектов» - VYGON Consulting


Руководитель по связям с общественностью
VYGON Consulting:
БЕССАРАБЕНКО Юлия
тел. +7 495 543 7643
моб. +7 916 263 3622
press@vygon.consulting

14.07.2020

С 1 января 2019 года впервые в российской практике введен налог на дополнительный доход от добычи углеводородного сырья. Введение НДД осуществлено в пилотном режиме - по результатам апробации должно быть принято решение о расширении периметра применения налога. Предварительный анализ по отдельным месторождениям показывает, что переход на новый фискальный режим выгоден как для недропользователей, так и для государства. Однако уже в 2020 году возникли вопросы со стороны Минфина России в части ожидаемых поступлений в федеральный бюджет. Поэтому профильным регуляторам и отрасли необходимо более системно подойди к вопросу анализа эффективности пилотных проектов, согласовать единую методику оценки и мониторить фактические результаты применения НДД на всех месторождениях периметра.

30 лет обсуждений введения НДД в России

Формирование российской налоговой системы в начале 1990-х происходило одновременно с ростом популярности использования финансовых показателей при налогообложении добычи углеводородов вместо повсеместно используемых до этого валовых налогов с добычи - роялти. В Великобритании роялти для новых лицензий был отменен еще в 1982 году (окончательная отмена произошла в 2002-м) и было введено дополнительное налогообложение прибыли от добычи углеводородов на шельфе. В Норвегии в 1990-е также осуществлялась постепенная отмена роялти, а сформированная к 1992 году система налогообложения доходов от добычи на основе суммарной ставки налога на прибыль 78% с некоторыми изменениями существует до настоящего времени.

При разработке первых проектов закона "О недрах" также рассматривались предложения о введении рентного налога, базирующегося на прибыли от добычи нефти. Но в окончательном варианте закона был установлен "акциз на отдельные виды минерального сырья" на месторождениях с "относительно лучшими горно-геологическими и экономико-географическими факторами" (ст. 46 закона РФ "О недрах" от 21 февраля 1992 года). В дальнейшем акцизы на нефть устанавливались постановлениями правительства в рублях на тонну дифференцированно, в зависимости от расчетной величины прибыли нефтедобывающих предприятий. Дифференцированный акциз на нефть можно назвать прообразом действующей системы НДПИ с льготами, хотя такой подход и не был закреплен законодательно, а непрозрачная процедура назначения дифференцированных ставок вызывала множество нареканий. В результате был осуществлен переход на единую ставку акциза на нефть.

Первая попытка введения в России налога, базирующегося на финансовом результате добычи, была осуществлена при подготовке проекта главы "Налог на дополнительный доход от добычи углеводородов" в рамках Налогового кодекса. Начиная с 1996 года было подготовлено несколько проектов НДД, две версии закона об НДД были даже приняты Государственной Думой в первом чтении в 1997 и 1998 годах в составе второй части Налогового кодекса.

Отличием законопроектов об НДД 1990-х являлась шкала зависимости ставки налога от накопленной рентабельности проекта. Чем выше Р-фактор (отношение накопленных доходов к накопленным затратам), тем выше налоговая ставка. В варианте 1998 года ставка налога увеличивалась от 0% при Р-факторе менее 1 до 60% при Р-факторе, превышающем 2. Налоговая база НДД - это чистый денежный поток от добычи, то есть доходы за вычетом капитальных и эксплуатационных расходов с возможностью переноса убытков.

НДД предназначался для замены акциза на нефть, который также предусматривался данным проектом Налогового кодекса. Ставка акциза на нефть в законопроекте составляла 60 руб./т - исходя из такого значения и выбирались параметры НДД. Одновременно в законопроекте был предусмотрен вариант применения НДД к предприятию в целом. Предполагалось предоставить предприятиям право перейти на НДД, то есть переход на новый налоговый режим должен был быть добровольным.

Однако развитие системы налогообложения пошло по другому пути. В 1999 году была вновь введена таможенная пошлина на нефть, а начиная с 2002 года в Налоговый кодекс вместо трех платежей (акциза на нефть, платы за добычу и отчислений на ВМСБ) на добытую нефть был введен НДПИ.

В последующие годы наблюдались две противоположные тенденции. Первая - ужесточение общего налогового бремени за счет повышения суммарной ставки двух основных российских "нефтяных налогов": НДПИ и экспортной пошлины на нефть. Вторая - предоставление различного рода преференций и льгот для отдельных категорий запасов нефти, поскольку увеличивающаяся налоговая нагрузка объективно препятствовала реализации проектов на месторождениях, разработка которых связана с повышенными затратами (см. "Эволюция системы налогообложения нефтедобычи Российской Федерации").

Ставка введенного в 2002 году НДПИ на нефть составляла 340 руб./т, она умножалась на коэффициент Кц, зависящий от уровня цены нефти марки Urals. К 2005 году ставка выросла до 419 руб./т и была скорректирована формула для определения экспортной пошлины на нефть. В результате с 2007 года начали вводиться многочисленные понижающие коэффициенты по НДПИ.

Начиная с 2012 года рост потребностей бюджета привел к новому этапу увеличения налоговой нагрузки: ставка НДПИ ежегодно индексировалась в 2012–2014 годах и продолжила свой рост в 2017–2019 годах за счет введения коэффициента Кк (306 руб./т в 2017-м, 357 руб./т в 2018-м и 428 руб./т в 2019 году). Одновременно вводились новые налоговые преференции по НДПИ: для малых месторождений, трудноизвлекаемых запасов, новых морских месторождений. В некоторых случаях понижающих коэффициентов по НДПИ для обеспечения приемлемой рентабельности добычных проектов оказывалось недостаточно, поэтому дополнительно вводились льготы по экспортным пошлинам на нефть для новых месторождений, сверхвязкой нефти (с вязкостью в пластовых условиях больше или равной 10000 мПа⋅с) и тюменской свиты.

Система налоговых стимулов по НДПИ и экспортной пошлине позволила начать освоение новых регионов добычи (Восточная Сибирь, Ямал, НАО и т. д.), продлить срок эксплуатации выработанных месторождений, обеспечила операционную рентабельность добычи высоковязкой нефти, создала условия для активизации разработки ТРИЗ и шельфовых месторождений. Но постепенное ухудшение качества ресурсной базы в стране стало требовать введения все новых и новых стимулов, а общая величина льготируемых объемов к 2018 году уже достигла 50% от добываемой нефти. При этом объемы производства в ХМАО, ключевом нефтяном регионе страны, на который приходится половина добычи и бюджетных поступлений, с 2008 года валились ежегодно со средним темпом падения 2% и более.

Сложившаяся ситуация возродила интерес к НДД, который рассматривался как системная альтернатива разросшейся системе льгот и инструмент повышения инвестиционной активности в Западной Сибири. В апреле 2015 года в правительство РФ был направлен новый законопроект, подготовленный на базе законопроекта 1998 года и предусматривающий шкалу зависимости ставки налога от накопленной рентабельности от 0 до 70%. Проектом предполагалась полная отмена НДПИ. В ходе дальнейших действий концепция НДД была значительно доработана, шкала была заменена на фиксированную ставку налога (50%). Такой налог более соответствует мировой практике и имеет преимущество в силу отсутствия скачкообразного изменения ставки…

Авторы:

Дарья Козлова, директор по консалтингу в сфере госрегулирования ТЭК VYGON Consulting
Сергей Ежов, главный экономист VYGON Consulting
Денис Пигарев, консультант VYGON Consulting

Полный текст статьи - на сайте «Нефть и Капитал»




Эксперты

Директор по консалтингу в секторе госрегулирования ТЭК
Главный экономист, д.э.н.
Вернуться к списку