RU EN
+7 495 543 7643

«Коммерсант»: «Захоронить нельзя выбрасывать» – эксперты VYGON Consulting о развитии проектов улавливания и хранения СО2 в России


Руководитель по связям с общественностью
VYGON Consulting:
БЕССАРАБЕНКО Юлия
тел. +7 495 543 7643
моб. +7 916 263 3622
press@vygon.consulting

09.06.2021

К началу 2021 года более 120 стран заявили планы по достижению углеродной нейтральности в 2050-2060 годах. В этих условиях улавливание и геологическое хранение СО2 (далее CCS) становится одним из наиболее приоритетных направлений сокращения выбросов парниковых газов промышленностью. Технологии CCS позволят в перспективе снизить углеродный след без существенной перестройки экономики и сохранить ископаемые топлива в энергобалансе. Именно поэтому в апрельском послании Федеральному собранию президентом России была выделена как одна из приоритетных задача по обеспечению улавливания, хранения и использования углекислого газа от всех источников в России. Как в России создать новую отрасль практически с нуля – рассуждают эксперты VYGON Consulting.

Все новое – это хорошо забытое старое

Улавливание и геологическое хранение СО2 (CCS) – процесс далеко не новый. Первые проекты в этой сфере появились еще в 70-80 годах ХХ века в США. Первоначально технологии CCS-углерода нашли свое применение в методах увеличения нефтеотдачи: закачка углекислого газа в пласт позволяла повысить коэффициент извлечения нефти на выработанных месторождениях. В 1986 году на газоперерабатывающем предприятии в штате Вайоминг был реализован проект CCS мощностью 8 млн тонн СО2 в год. До сих пор он остается одним из крупнейших в мире по объемам улавливания углекислого газа.

В 1990-2000 годы во многих странах на фоне актуализации климатической повестки появилась идея улавливания и захоронения СО2 теперь уже не только с целью увеличения добычи углеводородов, но и сокращения парниковых выбросов. Одним из первых таких проектов стало захоронение СО2 в Северном море на месторождении Sleipner. В результате удалось предотвратить выбросы объемом более 17 млн тонн, а сам проект за более чем 20 лет доказал эффективность и безопасность закачки углекислого газа в пласт.

На текущий момент, по данным Global CCS Institute, в мире действуют 28 проектов CCS совокупной мощностью около 40 млн тонн СО2 Как утверждают аналитики Международного энергетического агентства (МЭА), несмотря на кризис, вызванный COVID-19, в 2020 году правительства и частный бизнес из разных стран мира выделили на развитие технологий и строительство объектов CCS около $4,5 млрд и в дальнейшем эта цифра будет только расти. До 2030 года, по данным Global CCS Institute, заявлен ввод 42 проектов общей мощностью около 70 млн тонн СО2.

Амбициозные планы на будущее

Заявленные планы по строительству мощностей CCS пока несоразмерно малы по сравнению с более чем 45 млрд тонн выбросов углекислого газа в мире. Однако ведущие мировые аналитические агентства ожидают, что на фоне усиления климатической повестки масштабы данного бизнеса могут значительно вырасти. Так, по оценкам МЭА, в сценарии устойчивого развития к 2050 году объем улавливания и хранения СО2 должен достичь около 5,6 млрд тонн СО2-эквивалента в год. Таким образом, в течение ближайших 30 лет должна быть создана огромная новая индустрия с ожидаемым объемом инвестиций более $6 трлн.

В то же время на территории России пока не реализовано ни одного проекта улавливания и хранения СО2. О планах по строительству мощностей до 2030 года на текущий момент заявили только НОВАТЭК и "Роснефть". При этом, несмотря на низкую геологическую изученность перспективных районов для захоронения СО2 в России, ведущие эксперты отмечают значительный потенциал страны в этом направлении. Только перспективы подсолевых отложений оцениваются в 10 млрд тонн СО2. К этому необходимо добавить выработанные залежи нефти и газа, которых в России насчитывается более 4,8 тыс. штук, угольные разрезы и т. д. Всего, по оценкам МЭА, потенциальный объем геологических ресурсов для хранения СО2 в России и СНГ составляет около 1 трлн тонн. Таким образом, с учетом эффективности технологий CCS в 80-90% и текущих объемов выбросов СО2 в энергетике и промышленности (~1 млрд тонн СО2) обеспеченность России составляет до 1 тыс. лет.

Экономика определяется регулированием

Ключевым препятствием к полномасштабному использованию CCS в промышленности и энергетике является их низкая экономическая эффективность. По данным МЭА, стоимость улавливания для реализуемых сегодня проектов варьируется в зависимости от отрасли и масштаба производства: в энергетике – $40-80 на тонну СО2, в металлургии – $40-100, в цементной промышленности – $60-120. Стоимость транспортировки от источника выбросов до хранилища составляет в среднем около $10 на тонну. В отсутствие стимулов от государства или налогов на выбросы углекислого газа проекты CCS нерентабельны.

Поэтому на текущий момент, за исключением небольших проектов национальных компаний Китая, Катара и т. п., CCS в основном развивается в странах, где введены соответствующие меры регулирования.

Так, в США принята отдельная программа софинансирования проектов CCS общим объемом более $270 млн, а также специальная система налоговых субсидий на СО2 в рамках CCS, предоставляющая $50 на каждую тонну захоронений. В Норвегии с 1991 года действует налог на выбросы, сегодня составляющий около $65 на тонну СО2. В Канаде выделено более $800 млн проекту Quest и рассматривается введение налогового кредита, как в США. Несмотря на отсутствие проектов сейчас, в перспективе и Германия будет иметь конкурентное преимущество для реализации проектов CCS. В стране взимается налог на СО2 в €25 на тонну. Подобные отчисления запланированы для всех, кто сжигает ископаемое топливо, причем к 2025 году он увеличится до €55 на тонну.

Учитывая перспективы по снижению стоимости улавливания и постепенному ужесточению углеродного регулирования, проекты CCS могут стать одним из наиболее дешевых и эффективных способов сокращения выбросов СО2 в этих странах. Кроме того, они позволяют сохранять значительную долю ископаемых топлив в энергобалансе. Поэтому все крупные мировые производители энергоресурсов – США, Саудовская Аравия, Китай, Канада, Норвегия – уделяют этому направлению особое внимание, несмотря на низкую экономическую эффективность значительной части текущих CCS-проектов.

В России на текущий момент отсутствуют какие-либо меры поддержки для климатических проектов, включая CCS. Помимо этого низкая ставка корпоративного налога на прибыль делает имеющиеся механизмы вычета любых инвестиций менее эффективными по сравнению со многими странами. Поэтому в российских условиях помимо налоговых кредитов для таких проектов необходимо искать другие механизмы.

Только льготы не помогут

Помимо экономического аспекта развитию CCS в России мешает и ряд других факторов. Прежде всего отсутствует прозрачная система государственного регулирования таких проектов, что создает административные барьеры и может препятствовать их признанию в других странах как элементов, снижающих углеродный след продукции.

Геологическое хранение СО2 прежде всего относится к сфере законодательства о недрах. Формально выбросы СО2 могут быть классифицированы как отходы и, соответственно, отнесены либо к разведке и добыче полезных ископаемых как виду пользования недрами, либо к строительству и эксплуатации подземных сооружений в зависимости от их принадлежности к добыче полезных ископаемых. При этом в России отсутствует система нормативных правовых актов, которая бы определяла порядок выбора месторасположения и строительства подземных объектов для геологического хранения, правила мониторинга возможных утечек, ответственность в случае выбросов СО2 и т. д. Учитывая перспективность CCS для России, правильно было бы выделить его в отдельный вид пользования недрами со своими подзаконными актами. Также в законодательстве отсутствуют правила промышленной безопасности для таких объектов, не определены финансовые механизмы страхования ответственности и многое другое.

В ведущих же странах уже давно озабочены вопросами формирования регуляторной среды для геологического хранения СО2. В ЕС в 2009 году принята соответствующая директива для гармонизации законодательств отдельных стран. В США проекты CCS регулируются National Environmental Policy Act и на уровне отдельных штатов. Российское законодательство должно быть выстроено в соответствии с этими инициативами, чтобы наши проекты признавались в мире.

К тому же для масштабного развития отрасли CCS необходимо формирование инфраструктуры транспортировки СО2 до объектов геологического хранения. Это само по себе является задачей, по масштабам сопоставимой с вопросом газификации регионов.

Таким образом, в перспективе развитие отрасли CCS в России может сэкономить более 6 млрд тонн выбросов СО2 и потенциально привлечь более $200 млрд инвестиций суммарно к 2050 году. Но для реализации поставленной президентом задачи уже сейчас необходимо создать регуляторные условия функционирования отрасли и ввести экономические стимулы для реализации таких проектов.

Авторы:
директор практики «Госрегулирование ТЭК» VYGON Consulting Дарья Козлова
старший консультант VYGON Consulting Евгений Тыртов

Полный текст колонки - на сайте «Коммерсанта»




Эксперты

Директор по консалтингу в секторе госрегулирования ТЭК
Вернуться к списку