RU EN
+7 495 543 7643

«Ведомости»: Доходы бюджета можно было увеличить без повышения НДС и пенсионного возраста, перераспределив налоговую нагрузку между компаниями, считают эксперты Vygon Consulting


Руководитель по связям с общественностью
VYGON Consulting:
БЕССАРАБЕНКО Юлия
тел. +7 495 543 7643
моб. +7 916 263 3622
press@vygon.consulting

12.12.2019

Сделав российскую налоговую систему более взвешенной и учитывающей особенности всех отраслей, можно увеличить бюджетные доходы без таких чувствительных для людей мер, как рост НДС или пенсионного возраста. К такому выводу пришли аналитики Vygon Consulting, проанализировав налоговую нагрузку в нефтяной, газовой и сырьевых отраслях, а также банковской и телекоммуникационной сферах.

По их оценкам, если увеличить налоговую нагрузку для всех сырьевых отраслей до уровня нагрузки нефтяников, за последние пять лет власти могли бы изъять дополнительные 0,8–1,3 трлн руб. в год. А в банковской и телекоммуникационной сферах сверхдоходы за этот период превысили 450 млрд и 115 млрд руб. соответственно, подсчитали аналитики и признали, что текущая налоговая система в России несправедлива.

При расчетах нагрузки на сырьевые отрасли эксперты сравнили долю НДПИ и таможенной пошлины в цене проданной продукции в 2018 г. Так, в нефти она составила 64% без учета льгот и 59,6% с льготами, в газе – уже до 40%, а алмазах, золоте, черных и комплексных рудах – меньше 10%.

Если сравнивать рентабельность отраслей по EBITDA, самые хорошие результаты показывают компании, занимающиеся калийной солью: за 2014–2018 гг. показатель составил 54%. В цветной металлургии – 52%, в золоте и алмазах – по 51%, при этом в газовой и нефтяной отраслях показатели ниже – 36 и 28% соответственно.

Есть и другие сферы, в которых формируются конъюнктурные сверхдоходы, – это банки и телекоммуникационные компании, говорится в исследовании. В IT и телекоммуникациях рентабельность по EBITDA за последние пять лет составляет 38%. Это намного выше, чем в зарубежных компаниях: в США показатель составляет около 30%, в Германии – 29%.

А средняя рентабельность прибыли до выплаты налога финансового сектора в 2018 г. была еще выше – 51%. Это рекорд за последние пять лет, подсчитали аналитики Vygon Consulting. Во многом банкам помогла политика Центробанка, который сохранял высокой ключевую ставку, считают они.

Из всех перечисленных отраслей всего можно изъять дополнительные 1,7 трлн руб., оценивают эксперты Vygon Consulting. Вывод сделан при условии, что нагрузка на отрасли будет увеличена до уровня нефтяников, т. е. одной из самых высоких в мире.

Вывод аналитиков очень напоминает предложения списка Белоусова, сходятся во мнении ­собеседники «Ведомостей» в трех разных промышленных ­компаниях.

Летом 2018 г. в письме президенту Владимиру Путину он предложил изъять дополнительно 500 млрд руб., если выравнять рентабельность по EBITDA металлургов и нефтяников. И хотя предложение в итоге так и не было реализовано, в конце 2018 г. вице-премьер Дмитрий Козак поручил Минэкономразвития подготовить методику оценки фискальной нагрузки на бизнес. Министерство ее подготовило, но ее выводы раскритиковали и бизнес, и сами чиновники. Увеличение налоговой нагрузки для отдельных секторов экономики сейчас не обсуждается, уверяют два федеральных чиновника. Представитель Минэкономразвития не ответил на запрос «Ведомостей».

Идея сравнивать обрабатывающие и добывающие производства неправильная, добыча уже высококапитализированный сектор, в обрабатывающей промышленности, напротив, нужно наращивать инвестиции, говорил замдиректора Центра развития Высшей школы экономики Валерий Миронов, лучше сравнивать фискальную нагрузку с точки зрения доходности капитала, а не выручки от текущей деятельности.

Не согласен с таким подходом и бизнес. Отрасль цветной металлургии сильно диверсифицирована и у каждого производителя рентабельность может отличаться в разы, сказал сотрудник одной из компаний цветной металлургии. Горизонт инвестиционного планирования в металлургии – десятки лет. Кроме того, металлургия в целом гораздо более технологичные, трудоемкие и энергоемкие производства, подверженные изменениям макроэкономической ситуации сильнее, чем нефтяная отрасль, объясняет он: «И обобщать, и усреднять подходы к налогообложению в абсолютно разных видах бизнеса неграмотно и экономически нецелесообразно».

Несмотря на высокую EBITDA при благоприятной рыночной конъюнктуре, более адекватна оценка свободного денежного потока, отмечает представитель «Уралкалия». Бизнес требует постоянных инвестиций в добычу, а инвестиционный цикл длится 7–10 лет, продолжает он, при постоянных инвестициях долговая нагрузка остается высокой.

Не согласны с выводами аналитиков и технологические компании. Конкуренция и трафик растут, нужны дополнительные инвестиции, говорит представитель Tele2. По его оценкам, общий рост трафика за девять месяцев 2019 г. составил более 50% по отношению к тому же периоду 2018 г., а инвестиции выросли на 14%. На операторов давят и регуляторные изменения – рост платы за использование спектра, необходимость хранить трафик абонентов по закону Яровой, отмена внутреннего роуминга, рост НДС, перечисляет он.

В банковском секторе очень низкая рентабельность, сказал главный аналитик Сбербанка Михаил Матовников: у многих крупных банков она меньше 10%, а у банков поменьше рентабельность даже ниже ставки по вкладам. Если брать среднее значение с 2014 г., показатели будут скромными: около 1% по рентабельности активов и 10% по рентабельности капитала, поддерживает старший экономист банка «Открытие» Максим Петроневич. В итоге ключевая проблема отрасли – банкиры не знают, как избавиться от банков, сетует Матовников. При стагнирующей экономике кредитное качество не улучшается и капитал может понадобиться для компенсации роста просрочки, добавляет главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова, и рост прибыли в один год может быть страховкой на случай ухудшения ситуации.

При этом без прибыли банков невозможен рост кредитов для всей экономики, отмечает Орлова. Даже при рентабельности капитала 20%, если половину банк направляет на дивиденды, только половина идет на формирование капитала, подтверждает Матовников: значит, такой банк не может наращивать кредитование более чем на 10% в год. «Если мы ищем способы, как помочь экономике, как раз кредиты – ключевой фактор экономического роста, и банкам нужно помогать их развивать», – уверен он. Представитель «Вымпелкома» (бренд «Билайн») отказался от комментариев. Его коллеги из МТС, ВТБ, Райффайзенбанка и Газпромбанка не ответили на запрос «Ведомостей».

Авторы - Анна Холявко, Полина Трифонова / Ведомости
Полный текст статьи – на сайте «Ведомостей»



Вернуться к списку